?

Log in

No account? Create an account
Ранее в нашей галактике

18.
30 декабря 3049 года
Рафаэля Нуарэ, конечно, предупреждали, что заново адаптироваться к жизни будет сложно. Но первая опасность встретила его сразу же за воротами госпиталя. Она имела вид Эрика, который чуть не задушил брата в объятиях.
- Полегче, кадет! – с напускной строгостью прикрикнул Рафаэль. – Не испытываю никакого желания загреметь обратно!
- Прости, - Эрик виновато опустил глаза. – Я сделал больно?
- Да нет, - улыбнулся Рафаэль. – Но ты уже не маленький мальчик, а я еще не вполне восстановил форму. Ты меня чуть не уронил.
Read more...Collapse )

"Трубадур" в кино

Вчера (ну по факту уже позавчера) ходили мы с aemilius21 смотреть на большом экране оперу "Трубадур". Запись из нью-йоркской Metropolitan Opera. Вообще о "Трубадуре" у меня самые теплые воспоминания лет с четырнадцати, потому что это вторая итальянская опера, которую я посмотрела в жизни, третья посмотренная опера вообще и первая зацепившая. Ну естественно, пафосный и романтичный Манрико не мог меня не покорить :) Даром что пел его отнюдь не юный Зураб Соткилава. Но вот тогда я впервые и поняла, что когда есть голос - внешность уже не важна.

Прошло больше двадцати лет. И вот опять "Трубадур". Причем в роли антагониста - великолепный Дмитрий Хворостовский, которого, увы, уже не увидеть, кроме как на записи. Так что идти надо было однозначно. И мы пошли. И это было потрясающе.

С этим Манрико воображение напрягать практически не пришлось. Юн, изящен, порывист, словом, все как полагается. Пел его неведомый мне Йонхон Ли, и опять же - при таком голосе никакие азиатские черты лица из образа не выбьют. Да и вообще толпа цыган этнически была крайне разношерстной :) Не, ну а чо :) В общем - прекрасен, романтичен и пафосен. В самом хорошем смысле. На последней сцене между Манрико и Азученой у меня текли слезы. Что в опере со мной бывает крайне редко. Да, пафос, да, мелодрама, но насколько же прекрасно.

Азучена - великолепна в своем безумии. Вот иначе не скажешь. Неимоверно колоритная Долора Заджик умещает в себя и порывы нежности, и приступы ярости, ее Азучена одержима и тем прекрасна. Ее жутко-торжествующая улыбка в финале говорит больше любой длинной арии.

Леонора - эх, Верди все-таки тот еще террорист, права Амель - дать персонажу юной влюбленной девушки оч-чень непростую партию, требующую все-таки опыта. А Нетребко, при всей своей прекрасности - это три Леоноры, и порой это все-таки сильно бросается в глаза. С другой стороны, ближе к финалу, когда нет уже никаких влюбленных вздохов, а есть мрачная и отчаянная решимость - все встало на свои места.

Но. Но, но, но. Все прекрасны. Всех жалко. От всех замирает сердце. Но в этом конкретном спектакле Хворостовский убрал всех. Против ТАКОГО ди Луны у Манрико, увы и ах, шансов нет. Да, граф та еще сволочь. Высокомерная, жестокая, коварная... великолепная сволочь. Вот иначе не скажешь. Великолепен. Я, наверное, еще много раз повторю это слово.

Один первый выход чего стоил. Из глубины сцены выходит, определенно, Дмитрий Хворостовский - с этой своей лучезарной улыбкой и сияющим взглядом в зал. Но еще несколько шагов - и к переднему краю подходит уже граф ди Луна. Ледяная усмешка и холодный взгляд, за которыми - огонь не меньше, а то и больше, чем у юного Манрико. Великолепен, не устану повторять. В каждом взгляде и движении. А этот голос... думаю, нет нужды говорить. Этот потрясающей силы баритон... А ведь на момент того спектакля Хворостовский уже был болен. Вот ди Луна в исступлении падает на колени - это исполнителю банально нужно восстановить дыхание, но насколько же это органично! Каждый жест, каждая усмешка - да пусть он сто раз антагонист, от него не отвести взгляда. Чего стоит сцена с неудавшимся похищением Леоноры - ди Луна на коленях, вокруг вооруженные противники, ему вообще того гляди глотку перережут... Но весь облик, без единого слова, выражает: "Не посмеете". И ведь Манрико действительно не посмел. Хотя и по совсем иной причине. Ве-ли-ко-ле-пен.

Не могу я это связно изложить. Под впечатлением до сих пор. Этот голос, эта внешность, эта манера двигаться, это глухое отчаяние в финале, опять же, в две секунды говорящее все без слов... И понимание, что это было одно из последних выступлений Хворостовского. Хвала высоким технологиям - мне все же довелось это увидеть.
Ранее в нашей галактике

7.
«Белый карлик» был вполне неплохим заведением, Снайпер помнил его по посиделкам с Селиной после той тренировки, когда она так критически не рассчитала силы. Да и потом он заходил туда несколько раз, один или с парнями. Любимое сомбрийцами плодовое вино Снайпер не пил, резонно считая это переводом продукта – лучше уж честный морс или сок. А вот алхорский и особенно нордиканский виски ему нравился – просто на вкус, напиться им Снайпер точно так же не мог. Чего не сказать про сержанта Карреру. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

6.
1 ноября 3049 года
- Так, парни, у меня для вас плохие новости, - Каррера даже не пытался прятать довольную ухмылку. – Халява кончилась – Снайпера выписали. Сегодня тренировку ведет он, сам напросился.
- Ну это ж разве плохие! – фыркнул Мигель. – Я уж думал, перевести куда хотят.
- Я им переведу! – буркнул Каррера. – С Энкиду мне уже все мозги проклевали, но шли б они к гадюкам в логово.
- И я о том же, - произнес Снайпер, возникая у Карреры за спиной. Сержанту не без труда удалось сделать вид, что все так и задумано и вообще Снайпер все время тут был. – Никуда я отсюда не уйду.
Read more...Collapse )
Отчета тут не будет. Тут будет бессвязный фанатский писк. Потому что про эту группу мне крайне сложно выражаться иначе. Тот случай, когда хватило бы сил и средств, а на концерты ходила бы хоть каждый день, даром что знаю все до ноты и на фотографиях с концертов угадываю, какая сейчас песня и какие именно слова, по жестикуляции Жилякова. Да блин, одна я тут такая, что ли :) Половина зала с первых слов подводки узнает следующий трек и радостно орет. И ведь не надоедает.
А вчера "Имаго" сыграли полностью. УИИИИИИИИИ! (я предупреждала)
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

3.
20 октября 3049 года
Кармен Оливейра перенаправила сигнал комма на домашний терминал связи. На экране появилась Хуана Каррера в белой рубашке. Ее короткая и тяжелая черная коса была перехвачена белой же лентой. Кармен вспомнила, что на Сомбре белый цвет считается траурным… но почему? Ах да, Хуана же говорила, что дядя Алехандро был в той заварушке… но сам он ведь жив? Правда, там другие погибли…
Read more...Collapse )

Angra - как оно было

Знаете, я расскажу тезисно. Потому что после одиннадцати лет (я подняла архивы - в 2007 году бразильцы приезжали к нам в прошлый раз) - оно БЫЛО.
Идти немного боялась. Ангру люблю безумно, но черт возьми, из известного мне состава сейчас в группе всего двое. И нет Фаласки и Лоурейро. Лионе прекрасен, но...
А никаких "но". Как только со сцены грянуло Nothing to Say - стало понятно, что на таком уровне группы уже не так важно, какой именно состав сейчас на сцене, потому что музыка БУДЕТ. Та самая. И неважно, что голос у Лионе чем дальше, тем ниже, и на особо адских матосовских руладах он в начале убирает микрофон, чтобы в него спеть уже с уверенностью - взял. И неважно, что только двое из прошлого состава, а из того самого первого - вообще один Рафаэль Биттенкурт. В конце концов, он - создатель группы, композитор и вообще. Конечно, я бы с огромным удовольствием еще раз посмотрела на них с Лоурейро вместе, но Megadeth дело такое.
А Биттенкурт прекрасен. В чем-то и хорошо, что состав такой - я его наконец рассмотрела :) В прошлый-то раз Лоурейро с Фаласки мне затмили все на свете. Биттенкурт - он другой. Он не брызжущая во все стороны энергия, он тихое хитрое обаяние. Лукавая улыбка, изящные движения, а руки как сухие листья. Ельф, в общем. Из холмов который. И с годами не меняется. Точно ельф. А еще эта язва передразнивает фанаток. Учитывая его собственный высочайший тенор - скопировать фанатский визг удалось один в один.
Да. По сравнению с иными девушками фанатки Catharsis тихие, мирные и флегматичные. Лионе, кажется, всерьез рисковал остаться без штанов прямо на сцене. Биттенкурт от фанаток изящно уворачивался :) Не, граждане, я сама и повизжать и лапы на сцену потянуть люблю, но есть же пределы :)
А голос я таки сорвала нахрен. Потому что финалом - после потрясающей акустической секции в сольном исполнении Биттенкурта - подряд Rebirth, Carry On и Nova Era. И, повторюсь, неважно, какой состав, неважно, что задержка, неважно, что из-за большой общей продолжительности ни ног, ни спины уже нет - да ничего, черт возьми, неважно, потому что это моя любимая группа и мои любимые песни. И потому, что основатель этой группы стоит вот прямо передо мной и подпевает, экстатически прикрыв глаза.
А еще Биттенкурт произнес речь о том, что соскучился по России и о том, что быть "metal man" в нынешние времена тяжко - но пока есть, в частности, мы, будем жечь дальше. И голос у него откровенно срывался.
Они вернулись. Это было прекрасно.
Ранее в нашей галактике

34.
28 сентября 3049 года
От Темницки Габриэль ушла злая, как все терранские черти, сколько их там ни есть на свете. Ну неужели такой профессионал не понимает, что ей сейчас нельзя оставаться без дела?! Впрочем, еще раньше, чем она успела доехать домой, злость немного остыла, и заговорил разум. А кто сказал, что «без службы» - значит «без дела»? Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

33.
25 сентября 3049 года
- Неделю?!
Если бы Габриэль Картье могла убивать взглядом, тут бы карьера Елизаветы Темницки и закончилась.
- Лейтенант Картье, - Темницки вложила в свой голос пару нордиканских айсбергов, - не заставляйте меня повторять параграф про эмоциональное выгорание из ваших же учебников. Уж вам бы стоило помнить. На правах вышестоящего офицера приказываю – отдыхать.
- Есть выполнять, - сквозь зубы ответила Картье и вышла из кабинета.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

32.
Камилла Враноффски закончила работу в саду и прилегла на диван в гостиной. Опять разболелась голова. Конечно, не то чтобы это было проблемой при двух медиках в доме, но не хотелось никуда идти. Впрочем, Ник как будто почувствовал, что происходит, и появился на лестнице.
- Мам, опять?
- Ага, - Камилла сама едва услышала свой голос, но говорить громче не хотела.
- Понял, сейчас все будет.
Через минуту он подошел к дивану, неся стакан, в котором растворялась таблетка. Лекарство, как всегда, подействовало быстро. Ну вот, теперь можно поставить разогреваться ужин – Ари, наверное, скоро придет.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

30.
Капитан Да Силва встретился взглядом с полковником Нуарэ. Им не нужно было говорить – они и так друг друга понимали. Любой потомственный военный в глубине души фаталист. Жоффрей прекрасно знал, что с очередного вылета Рафаэль может не вернуться. А потом Эрик закончит Академию – и так же будет с ним. А последний человек, умеющий воскрешать из мертвых, был замечен на Терре три с лишним тысячи лет назад, и то нет уверенности. Жоффрей это понимал. Как и Каррера. Как и сам Да Силва. Хотя от этого, понятно, не легче.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

29.
24 сентября 3049 года
- Стив! Вы опять за свое?
- Я довольно неплохо себя чувствую.
- Вам еще раз описать, что у вас в организме творится? Доиграетесь до осложнений – оторву голову. Даже с вашей скоростью восстановления вам пока можно ровно две вещи. Во-первых, лежать, во-вторых, тихо.
Снайпер лишь чуть усмехнулся. Габриэль закатила глаза.
- Ну хотите…
- Что, сказку расскажете?
- Издеваетесь, да? Я их мало помню. Хотите, книжку вам почитаю? «Когда кончится шторм». Про первых сомбрийских колонистов.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

28.
Дарти
Ну вот куда меня черт понес, а? Боевик, понимаете ли, держаться вместе с парнями, прикрыть, если что… Ага, Снайпера и Асахиро, самому-то не смешно? Оно понятно, что в общей свалке любой ствол полезен, но от меня проку вышло как от козла молока и даже меньше. Нет, кому-то я даже мозги повышибал, стрелок я все-таки не последний – а дальше? А дальше я валюсь мешком и выносите как хотите.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

27.
20 сентября 3049 года
Капитан Да Силва мрачно хлебал томатный суп, гоня от себя мысли о сочном стейке. Нет, ложкой мимо рта он уже не промахивался, как в первый день, но Габриэль твердо сказала: до самой Сомбры только мягкая пища. Суп был, в общем, даже вкусный, но капитан уже смотреть на него не мог. Масла в огонь подливал сержант Каррера, громко ворчавший, что за время перелета экипаж на рыбной диете точно отрастит плавники и начнет булькать. Капитан не выдержал, пересел к сержанту, и теперь они мечтали о стейках вдвоем. Как всякий наемник, Да Силва был всеяден, но, известное дело, больше всего хочется именно того, что запрещено или недоступно. И если в обычной жизни мясо он любил, но, в общем, не до фанатизма, то сейчас стейки просто преследовали его. Он давал себе обещания, что, как только Габриэль разрешит, он немедленно отправится в «Синий бык», где подают лучшие стейки в столице. И закажет сразу два. И закусит тарелкой копченостей. И запьет мясным бульоном. Каррера понимающе вздыхал в усы.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

26.
14 сентября 3049 года
Снайпер медленно приходил в себя. Впервые он очнулся, если верить Габриэль, примерно через сутки после боя, но очень ненадолго. И не мог бы с уверенностью сказать, что было на самом деле, а что показалось или приснилось. Правда, в таком случае снился ему все тот же медотсек «Сирокко». Вот Габриэль точно была настоящей, с ее осторожными прикосновениями и мягким, но непреклонным голосом, повторявшим «поберегите силы». Было бы что беречь… Хотя, как ни странно, было. В редкие минуты пробуждения голова работала на удивление ясно, а ведь после такого боя, по-хорошему, ему бы только сейчас начинать различать, на каком он свете. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

25.
6 сентября 3049 года
Габриэль отдыхала недолго. Она была абсолютно уверена, что Джон справится, в конце концов, все срочное уже позади, да и своего напарника она знала – но саму себя она тоже знала прекрасно. Осознание, что она, в целом здоровая, валяется бревном, когда пол-экипажа выбыло из строя, испортит ей любой отдых. Так что лучше уж понемногу вставать и приниматься за дела, следя только за тем, чтобы не забывать есть и спать. И попросить Джона убрать подальше все энергетики и не говорить ей, куда, даже если сама потребует. А понадобится кому из экипажа – пусть он сам и выдает.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

24.
Люсьен Деверо в который раз озадаченно почесал в затылке. «У тебя выбора нет». А ведь и правда нет. Он вспомнил книгу своего великого докосмического предка. Там, кажется, парнишка лет пятнадцати кораблем командовал. Ему побольше пятнадцати, а толку? Он самый младший по званию из старших офицеров. Нет бы Сьерре командовать. Но Сьерра и Рефор следили за ранеными, помогая медикам. К тому же Сьерре еще Леона сменять, а от пилотирования точно ни на какие корабельные дела не отвлечешься. Ну что же, значит, пришел тот самый момент, о котором твердили в Академии – мол, однажды каждому из вас придется принимать решения, от которых зависит жизнь других. Рановато, конечно, но выбирать не приходится.
Read more...Collapse )
Сим официально заявляю, что proekt_9 есть террорист и мозгоед. Заслал мне, понимаешь ли, ежа под череп с идеей перевода Nova Era. Нууу... я таки ее перевела. И даже, к собственному удивлению, не убилась веником в процессе.

Итак, вот оригинал. Качество не очень, ибо это видео 2001 года. Но мне была нужна именно "металлическая" версия, ибо русифицировала я именно ее (акустически-балладный вариант сольного Фаласки немного отличается).


А вот что у меня получилось.

Я знаю сам,
Что новым будет мир,
Преграды на пути -
Ты раньше их не знал,
Новой будет жизни суть,
Шепот крыльев исцеляет,
Пробуждает утро.

Новый день,
Падший ангел воспарит,
Новой Эры свет надежду возродит.
Видишь, теперь
Слез и горя больше нет,
Ангел воспарит
Над тобой.

Ветра мечты
Уносят нас вперед,
И вечность - лишь причал,
Запомни навсегда -
Нельзя мечты остановить,
Поверить ты сумеешь вновь
Утром Новой Эры.

О-о-о... Вставай! Пора!

Новой будет жизни суть,
Нельзя мечты остановить,
Шепот крыльев исцеляет,
Пробуждает утро.

Новый день,
Падший ангел воспарит,
Новой Эры свет надежду возродит.
Видишь, теперь
Слез и горя больше нет,
Ангел путь тебе озарит.
Новой Эры свет - огонь твоей души,
И запомни - только лучше будет жизнь,
Новой Эры свет надежду возродит... Вновь!
Ранее в нашей галактике

23.
5 сентября 3049 года
Габриэль осторожно перевела дыхание. Приборы наконец перестали сходить с ума, выдали индикаторы стабильно тяжелого состояния и на том успокоились. О количестве влитых препаратов крови лучше было даже не задумываться. Спасибо еще, Снайпер – универсальный реципиент. Не сыграло ли и это свою роль в отборе в программу? А впрочем, к чертям терранским те отборы. Если Габи сейчас будет думать еще и об этих деятелях, точно со злости лопнет. Хвала небесам, сейчас уже понятно, что делать с результатом этих самых программ, и это главное.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

21.
Джон Аллен изо всех сил старался сохранять присутствие духа. Нет, он знал, на что шел. Кровь, грязь и развороченные внутренности его не пугали, он был не из брезгливых. Брезгливые врачами не становятся. А если становятся, то их брезгливость уходит еще на этапе обучения. Очень быстро приходит понимание, что картинка «я такой красивый в белоснежном халате стою, а приборы все делают за меня» не имеет отношения к реальности. Нет, конечно, любой медблок был оборудован по последнему слову техники даже по сомбрийским меркам. У электроники не замылится взгляд и не дрогнет рука (или что там у нее), так что рутинные операции можно доверить ей. Но нагрузку с врача это не снимает, даже наоборот – нужно быть готовым вмешаться в любую секунду, как только произойдет что-то нештатное. Электроника электроникой, а ответственность – на человеке.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

20.
Алехандро Каррера боялся в этой жизни (а ни в какую другую он и не верил) только одного. Что свои во что-нибудь встрянут, а он не успеет прийти на помощь. Потому на тренировках и драл с парней семь шкур, да и себя не щадил. Чтобы, если кто только попробует сунуться – хоронить было бы нечего. Про него шутили, что по кодовой фразе «наших бьют!» сержант вырастет из-под земли хоть на другом конце галактики, и Каррера гордился этим. Но сейчас происходило как раз то, чего он боялся.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

19.
Асахиро
Проклятье. Снайпер едва не поплатился жизнью, прикрывая в том числе и меня. Ну что ж, смею надеяться, что сейчас я хотя бы в чем-то вернул ему долг. Рош смог добраться с ним на корабль, оба живы и в безопасности. Теперь можно разбираться с оставшимися терранами. Потому что принимать бой, когда у тебя за спиной тяжелораненый, и есть риск, что он попадет им в руки… Я не хочу делать такой выбор. Тем более за Снайпера. Сейчас я один, и можно не беспокоиться. Я им точно не дамся.
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

18.
Себастьен Рош слыл человеком редкой невозмутимости. Но сейчас он был готов выть в голос от собственного бессилия. Нет, он был прекрасным стрелком, и благодаря ему терране потеряли уже не одного и не двоих, но все же... Самоубийственную атаку Нуарэ он не застал – как и группа Карреры, он вступил в бой позже. Лишь мельком видел, как тело коммандера принесли на корабль. Как, наверное, весь экипаж, Рош надеялся, что коммандер выживет, но понимал, что шансы невелики. Свет дневной, ну почему его не было рядом?! Может быть, он сумел бы остановить Нуарэ. Или не дать терранам ответить. Потому что Нуарэ должен жить. Рош давно для себя решил, что, если доживет до отставки Да Силвы – любой ценой будет пробиваться под командование Нуарэ. А что тот станет капитаном, Рош не сомневался. Кто, если не он. И чтобы все вот так глупо закончилось? Да не бывать этому!
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

17.
Жоао Да Силва никогда не жаловался на реакцию, но со Снайпером, пожалуй, не смог бы тягаться и в лучшие годы. Вот и сейчас он не успел заметить, когда невысокая фигура в черном возникла рядом, и только возблагодарил судьбу, что этот парень на их стороне. Неуловимое для глаза движение, выстрел – и у терран, кажется, одним меньше. Быстрый обмен жестами: «Ты как?» - «Цел». Ну да, что он еще скажет. Капитан прекрасно видел, что Снайпер ушел в этот свой боевой режим – «запрограммированных» он навидался выше крыши и умел распознавать. Этот взгляд и эту характерную полуулыбку он в основном наблюдал в прицел, и непривычно было видеть такое совсем рядом. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

15.
Враноффски
Дарти, твою флотилию десять раз, этого еще не хватало! Я сам не понял, как оказался рядом с ним. Кто-то из терран сунулся было в нашу сторону – нет уж, я тоже стрелять умею. Хотя, конечно, это Дарти боец, а я что – герой самоволок… Дарти, чувак, ты там не умирай, ладно? Уф, вроде жив, но в глухой отключке. Я завозился с перевязочным пакетом. Тьфу, лихорадка нордиканская, все кровью залито. Я так на месте не разберу, насколько все серьезно. Ладно, кровь вроде остановил, остальное потом. Ну что такое, вот угораздило же! Про коммандера я предпочитал вообще не думать, чтобы все это по новой перед глазами не вставало. Хорошо, что Джейк и Хосе прорвались. Может, Габи еще успеет… Блин, вот не хотел же вспоминать. Так, Враноффски, ты офицер или кисейная барышня? Навидаешься еще и не такого! Но, елки зеленые, это ж Дарти. На Нордике выгреблись, на Лехане выгреблись, а теперь вот так? Ну пожалуйста, чувак, поживи еще немного, я сейчас…Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

14.
Дарти
Так, я не понял! С утра, значит, тихо-мирно гуляю по окрестностям, сходил с Мари кофе выпить, пока ей никого никуда везти не надо. Кстати, приличный тут кофе, я даже пару пакетов прихватил. Днем хотел Асахиро в город вытащить – а он как с самого утра куда-то провалился, так его и нет. И Снайпера тоже, ну да от него чего еще ждать. Джейк с Хосе в городе, Ари отчеты строчит, а мне куда податься? Остался в посольстве сидеть. Замечательный из меня разведчик, ничего не скажешь. Ладно, будем считать, что я обеспечиваю безопасность командования. Да-да, мне тоже смешно. Оно, конечно, хорошо держаться вместе и все такое, но парни благополучно свалили, а я тут торчу как дурак. И даже не «как». Ладно, к вечеру вернулись эти двое и приволокли с собой этого с планшетом. Мимо охраны, мимо всего. И опять все глухо. Сижу, измываюсь над местной кофемашиной. Наконец добился от нее повышенной крепости, а то эту коричневую водичку, которую в посольстве принимают за кофе, пить невозможно. И чего я сюда потащился, а?
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

13.
Асахиро
Просто-таки узнаю родной Шинедо, век бы его не видеть. Сколько раз я так дежурил у входа, чтобы вовремя поднять тревогу или не упустить нужного человека. Главное, чтобы никакой Коидзуми в окрестностях не бродил. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

12.
Габриэль было неспокойно. То есть, сначала-то все шло как по маслу. Не вылет, а курортный отдых. Ага. А в прошлый раз не так, что ли, было? Габриэль гнала от себя эти мысли и пыталась расслабиться. Несколько раз она выходила в город. Один раз вместе с Деверо и Леоном, погулять по берегу, поесть фруктов. Родные сомбрийские сливы и прочие ягоды, конечно, вкусные, но кто же откажется от экзотики. Местные персики огромные, как кулак сержанта Карреры, сладкие, как азурианский мед, и благоухают так, что рыночные ряды с фруктами можно учуять, наверное, за полквартала. А еще они пили настоящий кофе, сваренный на горячем песке! Это какой-то древний секрет докосмической эры. Габриэль чувствовала себя в любимой старой сказке из тех времен. А главное, замечательный кофе можно было пить, не отваливая страшных денег.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

11.
После того разговора с непосредственным руководством и кадрами Ксавье Эмбер окончательно перестал понимать, зачем влез в эту историю. А главное, как из нее вылезать. Если он останется здесь до момента, когда эта так называемая миссия осуществит свои планы – вряд ли кого-то будет заботить его дальнейшая судьба. Терране его просто выкинут, как отработавшего свое, а маринесские власти точно церемониться не станут. Что будет при попытке уволиться – ему уже объяснили. Теоретически, конечно, можно сбежать на какую-нибудь Азуру, а то и на ту же Сомбру – но здесь останется семья. У Эмбера не было сомнений, что им жизни не будет. А Жак так мечтал о поступлении в университет. И как оставить Аделин с сыном? И тащить их с собой он не рискнет.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

10.
Имя: Стивен Вонг
Прозвище: Снайпер
Дата рождения: 3 марта 3024 года (25 лет)
Гражданство: Независимая планетарная республика Сомбра.
Звание: сержант
Место службы: скачковый корабль «Сирокко».
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

9.
3 сентября 3049 года

Имя: Асахиро Фудзисита
Прозвище: Стаффордширец или Стафф
Дата рождения: 7 января 3020 года (28 лет)
Гражданство: Независимая планетарная республика Сомбра.
Звание: сержант
Место службы: скачковый корабль «Сирокко».
Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

8.
На Маринеске «Сирокко» планировал пробыть как минимум неделю. Пока пройдут все официальные процедуры, пока выяснят, не нужно ли что-нибудь захватить в обратный путь – связь, конечно, работает быстрее, чем летит корабль, но никто не отменял разнообразных старомодных церемоний и просто трогательных сувениров домой. К тому же после длительного перелета, прежде чем отправляться во второй такой же, неплохо бы провести техническую профилактику, да и просто отдохнуть. Не говоря уже об истинной задаче этого вылета – явно понадобится не день и не два. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

7.
Ксавье Эмбер всегда крайне мало интересовался политикой. Нет, он исправно смотрел репортажи со всех официальных событий, тем более что это было красиво, знал имена и дни рождения королевской четы (архиепископ считался чем-то неизменным, поэтому его день рождения никому не был известен) и был немного в курсе светской хроники, но не более того. Вникать в нюансы принимаемых законов и дипломатических взаимоотношений ему было крайне скучно, тем более что тех взаимоотношений у Маринеска было полторы штуки. Ближайший сосед по сети туннелей, Хунд, ни с кем общаться не желал, Терра была далеко и с ней ни дружили, ни враждовали, что там за Старые Колонии и существуют ли они еще – Эмбер и подавно не слишком любопытствовал. Ему, в конце концов, хватало своих дел. Опубликовать работу по исторической грамматике маринесского французского, отремонтировать дом, помочь младшему брату с университетом, а сыну – со школой. Нет, политика определенно обойдется без него.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

6.
29 августа 3049 года

Имя: Ариэль Враноффски.
Дата рождения: 16 апреля 3025 года (24 года).
Гражданство: Независимая планетарная республика Сомбра.
Звание: лейтенант
Должность: офицер-связист
Место службы: скачковый корабль «Сирокко».

Ну здравствуй, Маринеск, давно не виделись. На самом деле, всего-то чуть больше года, но как с тех пор все завертелось – такое ощущение, что лет десять прошло. Дарти вон то же самое говорит, но уж его точно можно понять. Приобщился, так сказать, к цивилизации. Нет, эта их Сфера – место занятное, но я б там сдох. Причем еще до того, как меня бы пристрелили – а пристрелили бы гарантированно. Я бы загнулся от информационного голодания. Про порядки этого их Треугольника и думать не хочу. Если у них там эти самые программы чуть ли не в открытую работают… да ну нахрен! Дарти, кажется, грустит, что облетаем Старые Колонии дальней дорогой, а я так только рад. Хватит, наприключались. Хотя, м-да… не мне так говорить.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

5.
11 августа 3049 года
Обычно перед сменой Габриэль предпочитала по максимуму отдыхать – кто его знает, что будет во время этой самой смены. Понятно, что в совершенно штатном перелете, скорее всего, все будет спокойно, но уж лучше перестраховаться. Когда с Маринеска летели, тоже все было спокойно, пока не выскочили те пираты. И лучше быть во всеоружии, то есть отдохнувшей и полной сил. Но отказаться от удовольствия поболтать в кают-компании с Морисом Готье было невозможно. Этот галантный и потрясающе начитанный дипломат умел делиться своими знаниями так, чтобы собеседник не чувствовал себя бревном. А еще он знал Жюля Картье и, как оказалось, мельком встречал и саму Габриэль, когда она была еще школьницей. Узнав об этом, Габриэль сначала испытала сильное желание спрятаться в трюм – мало ей Рефора, вечно норовящего напомнить об ее фамилии и статусе! Но Готье выглядел полной противоположностью Рефору. А кроме того, расточая комплименты Жюлю Картье, он ни разу ни словом не упомянул остальных членов семьи. По лукавому выражению его глаз было понятно, что он делает это совершенно сознательно. А однажды проронил как будто невзначай: «Для меня фамилия Картье – это синоним не денег, а медицины. Спасения людей». Габриэль готова была его обнять.Read more...Collapse )

Profile

чб
isgerdr
Исгерд

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com