Исгерд (isgerdr) wrote,
Исгерд
isgerdr

За все, чем мы дорожим. Глава 4-15

Ранее в нашей галактике

15.
Пока Гордон и Нуарэ, вместе с присоединившимся Гаем, увлеченно вытирали друг другом пол в зале, Габи увлек в сторону Парацельс, которому было очень интересно, как на далекой Сомбре обстоят дела с медициной. Сначала Габриэль было неловко, что на нее смотрит как на медицинское светило человек, который с виду старше ее чуть ли не вдвое, но мягкая улыбка и абсолютно мирный вид Парацельса располагали к себе, и она разговорилась. Сначала она обращалась к нему по фамилии, но он сам настоял, чтобы его называли по прозвищу: «Привык уже, знаете ли». Вскоре Габи уже рассказывала ему историю своего лейтенантства:
- А потом меня хотели исключить из Академии за нарушение субординации. Ибо где ж такое видано, чтоб зеленая кадетка рычала на майора такими словами, истинное значение которых помнит только наша русская диаспора.
Парацельс только тихо фыркнул.
- Я сам русский, так что примерно представляю. Самому порой приходится выражаться… красочно.
- А те слова мне потом наш Ари… то есть, энсин Враноффски объяснял. Оказалось, все так прозаично, - тут Габи и сама рассмеялась.
В этот момент Гай, который попытался одновременно с Нуарэ атаковать Гордона, отлетел в сторону и приземлился явно неудачно. Парацельс проводил его озабоченным взглядом, но вроде бы Гай не пострадал.
- Простите за любопытство, - спросила Габи, - а вы-то как сюда попали? Вы намного старше здешнего, эээ, населения…
- А я просто старый псих, - неожиданно подмигнул Парацельс. - Сами видите, на боевика я не похож. Я даже стрелять не умею. Был обычным травматологом на Терранове, но однажды понял, что застаиваюсь и деградирую как специалист, и на пятом десятке подался в Сферу, латать местных героев. Это, конечно, тот еще вызов, условия работы несопоставимы, зато я вижу, что это делаю я, а не типовая программа, которой мог бы рулить любой хорошо выдрессированный стажер. И ребята меня чуть не богом считают, а это греет мои стариковские амбиции, - он усмехнулся.
- Богом не богом, а волшебником и я бы вас сочла, - задумчиво проговорила Габи. – Практически в полевых условиях постоянно иметь дело с серьезными травмами… Положим, я сама так работаю, но я именно на это училась, а вот так, от практики на планете… Вы точно волшебник.
Парацельс благодарно улыбнулся и кивнул на Гордона, который как раз поднимался с пола:
- Наш несравненный командир – это и правда мое личное чудо. Я сам не вполне понимаю, как мне все-таки удается его откачивать при таком презрении к собственной безопасности и к режиму реабилитации. Потому что задержать его в госпитале можно, только намертво примотав к койке, и то ведь вырвется!
- Ох, я вас так понимаю! – воскликнула Габи. - Представляете, как я со Снайпером мучилась, лишь бы лежал. Ведь три четверти препаратов крови на него извела. Снабженцы потом смотрели квадратными глазами на меня, на отчет по потраченным медикаментам, потом снова на меня, потом снова на тот отчет... и не верили, что я те препараты не употребляла вместо завтрака, обеда и ужина! Так вот, в ход шли даже... вы не поверите, сомбрийские сказки. Представляете: заходит в медотсек Джонни Аллен, теперь уже энсин Аллен, мой помощник, а я сказку рассказываю!
- Отлично представляю! – Парацельс даже положил руку Габи на плечо, и она не стала отстраняться. - Снайпер мне так и не дался, хотя доставалось ему неоднократно, но у меня сложилось впечатление, что с ним хоть договориться можно. А сказки да... когда я три года назад Гордона в чувство приводил после встречи с этим самым Снайпером, я готов был и сказки рассказывать, и песни петь, и на голове стоять, лишь бы он собственную пробитую голову поберег еще хоть немного. Тяжелейшее сотрясение, переломы, вообще непонятно, как жив остался, а он чуть глаза открыл, уже командовать рвется!
Все это Парацельс говорил тоном доброго дедушки, жалующегося на неуправляемых, но любимых внуков. Габи понимающе кивнула:
- Да-да. У Снайпера-то особого выбора не было – натурально сгребли с пола и на гравиплатформу. Кровищи было... Не отличишь уже, где его собственная, а где пиратская.
- Ох да, - подхватил Парацельс, - наши герои в медотсек своими ногами не приходят, их только на носилках приносят. Но Гордон и тут всех превзошел. Пока в сознании, будет всех убеждать, что с ним все в порядке, даже если потеря крови близка к смертельной. Но самое удивительное – он действительно может драться в таком состоянии и выжить. Хотя после того поединка со Снайпером у меня в этом совсем не было уверенности...
Габи покосилась на Гордона, на котором вся биография была написана не менее отчетливо, чем на Снайпере, и явственно поежилась. Парацельс проследил за ее взглядом и продолжал:
- Когда мне его принесли после того боя, я сразу сказал: ребята, я знаю, что вы в меня верите, но меня зовут не Иисус и воскрешать я не умею. Сделаю что могу, сам командира люблю и уважаю, но надеяться остается только на чудо. Хотите – стреляйте, я не всесилен. Ребята поняли и прониклись. Там шансов на выживание был мизер, и еще меньше – на дееспособность. А вот же, встал. Кроме периодической мигрени, никаких последствий, и это настоящее чудо, хотя я как медик и не должен бы пользоваться такими понятиями.
- Я буду вспоминать вас в самые отчаянные минуты, - серьезно сказала Габриэль. – А мне что-то говорит, что их будет… много. Впрочем, знала, на что шла.
Парацельс улыбнулся:
- Меня будет греть мысль, что отважной девочке на другом конце галактики поможет опыт старого доктора, который однажды рехнулся и подался к космическим отморозкам.
Габи просто взяла его руку в свои и некоторое время не отпускала. Потом сказала с улыбкой:
- Зато среди этих, с позволения сказать, отморозков у вас невиданный авторитет.
- Еще бы командир меня не слал к чертям по двести раз на дню… - усмехнулся Парацельс. Но продолжил он совершенно серьезно: - А вообще, я действительно здесь нашел вторую молодость. Ребята зовут меня на «ты» и по прозвищу, но уважают искренне. Иногда мне кажется, что половина моих успехов – от того, что они правда верят: я подниму любого, кого успели ко мне доставить.
- А что, это не так? – внезапно вклинился Гордон, услышавший их разговор. Парацельс церемонно поклонился:
- Командир, для тебя – именно так и никак иначе.
Tags: Сфера, мои рассказы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments