Исгерд (isgerdr) wrote,
Исгерд
isgerdr

За все, чем мы дорожим. Глава 4-14

Ранее в нашей галактике

14.
Ирма налила еще чаю, и Гордон жестом предложил Габриэль показывать фотографии дальше. В конце концов, он никогда не видел внешнего космоса, как и любой другой житель Треугольника. А эта их Сомбра была довольно красивой планетой, даже несмотря на вечные облака. Гордону понравились морские пейзажи, а еще виды города и местные флаеры, чем-то похожие на катера Сферы. Ради такого можно даже на Стаффордширца не обращать внимания, хотя он и маячил на каждой второй фотографии.
Но тут Габриэль долистала до снимка, на который при всем желании невозможно было не обратить внимание. На нем были изображены Снайпер, Стаффордширец и незнакомый Гордону лохматый парень с перебитым носом – определенно, тоже из Сферы. И все трое были одеты в темно-синюю форму с гербом Сомбры – поднимающаяся из моря звезда на фоне черного неба.
- Вот теперь я точно верю, что Снайпер ушел к вам с концами, - тихо произнес Гордон. – В «Синей Молнии» он провел полгода, но все это время носил только свою черную форму.
- Да и вообще, прямо скажем, творил что хотел, - вставил Гай.
- Гай, ты задрал! – Гордон резко развернулся, но Гай прекрасно знал повадки своего командира и быстро отодвинулся подальше:
- Молчу-молчу!
- Вот и молчи дальше, - буркнул Гордон. Он повернул комм, чтобы лучше разглядеть фотографию. Ну да, темно-синий цвет на расстоянии казался почти черным, но знаки различия нельзя было перепутать ни с чем. Тем более что Гордон прекрасно помнил: Снайпер никогда не носил эмблем ни одной из своих многочисленных группировок.
- Я еще раз прошу у вас прощения за то, что мы тут устроили, - проговорил Гордон с искренним сожалением. – Если бы я увидел это раньше, другие доказательства мне бы уже не понадобились.
Он даже привычным жестом чуть приобнял Габриэль за плечи – просто в знак симпатии. Она едва заметно напряглась, но отстраниться не решилась. «Понял, не дурак», - Гордон тут же убрал руку, и Габриэль благодарно кивнула.
- У «Синей Молнии» к вам больше никаких вопросов нет, - сказал Гордон. – Я рад, что все это не оказалось новым снайперовским альянсом. А еще – уже не как командир – я хотел бы немного исправить ваше впечатление о нас. Не хотите ли поближе взглянуть на наш корабль? А вас, Рафаэль, я бы лично пригласил в наш тренировочный зал, вы мне кажетесь интересным оппонентом.
- Почту за честь, - сдержанно кивнул Нуарэ.
Гордон шагнул в сторону двери и прислушался. Ну разумеется, группа поддержки как торчала там, так до сих пор и торчит. Ладно, сами напросились. Сделав знак Гаю не выдавать его, он бесшумно подошел к самой двери и в тот же момент, когда открывал ее, нанес удар на уровне чуть ниже своего плеча. Мартин не увернулся.
- Командир, за что? – запротестовал он, потирая плечо.
- За невыполнение приказа, - отрезал Гордон. – А раз торчишь под дверью, так тренируй реакцию.
- Нас тут много, а огребаю я!
- Могу остальным тоже выдать, - усмехнулся Гордон. – Но не здесь, а в зале, поскольку мы с Рафаэлем именно туда.
- Я с вами, не могу пропустить зрелище, - подал голос Гай. – И вообще, я, может, тоже подраться хочу.
- Со мной или с ним? – Гордон показал взглядом на Нуарэ.
- Да как пойдет. Хотя ты меня опять ровным слоем по стенке размажешь.
- Судьба твоя такая.
В зале Гордон стянул с себя футболку – куртку он еще раньше оставил в каюте – и чуть усмехнулся, услышав, как Габриэль пробормотала вполголоса: «Нет, парень, тебе точно пару запасных жизней выдали!». Практически теми же словами после каждого серьезного боя выражается Парацельс. Что делать – Гордон перестал бы уважать себя, если бы прятался за команду, да и просто не умел беречь себя и свои силы.
Как и рассчитывал Гордон, его первая атака отправила Рафаэля в эффектный полет. Но он грамотно сгруппировался и моментально вскочил на ноги. В глазах появился азартный блеск. «Ага», - улыбнулся про себя Гордон. Этого он и ждал. С самого начала было понятно, что Нуарэ закрывается. Ну что ж, словами и выражением лица можно управлять – но не движениями в поединке, пусть и тренировочном. Этот коммандер Нуарэ куда эмоциональнее, чем хочет выглядеть. Вот он пропустил удар, досадливо закусил губу и с удвоенной энергией полез контратаковать. И даже небезуспешно. Конечно, Гордон никогда не дрался в полную силу на тренировках, но и не поддавался. Тем приятнее встретить сильного оппонента. И интересного собеседника.
Да, тренировки были для Гордона не только способом поддержать себя в форме, но и общением. Гай совершенно зря скептически ухмылялся, когда Гордон говорил, что неплохо знает Снайпера. Да, наверное, по-настоящему его не знал никто, но Гордон и не собирался докапываться до тайн и скрытых сущностей. Тем более что их и не было. В зале Гордон быстро понял, что сдержанность Снайпера – не маска, а истинное лицо. Ему незнаком боевой азарт, он не разменивается на красивую показуху, да и вообще крайне редко атакует сам, предпочитая вымотать противника постоянными уходами и уклонениями. С Гордоном, правда, этот номер не очень-то проходил. Но факт есть факт: в зале, как и за его пределами, Снайпер не показывал свои истинные возможности до последнего момента. И просто сбить оппонента с ног ему было недостаточно. У них двоих различалась не просто техника – различалось то, что каждый из них говорил оппоненту, пусть за тренировку они не обменивались ни словом вслух. «Ты в моей власти», - говорил Гордон, припечатывая Снайпера к полу. «Я могу убить тебя», - сообщал Снайпер, намечая обязательный добивающий удар. Гордон прекрасно понимал этот язык.
Вот и сейчас за несколько минут он узнал о Рафаэле больше, чем за весь предыдущий разговор. Отточенные, очень рациональные движения, мгновенно ориентируется, очень трудно сбить с толку. Впрочем, драться умеет, но не то чтобы любит. И категорически не любит проигрывать. Даже не то что проигрывать – быть не на высоте. «Я должен выглядеть достойно», - говорили его движения. Если Нуарэ случалось пропустить простую атаку или неудачно приземлиться в падении, на долю секунды его лицо искажалось гримасой ярости. Но почти сразу же он брал себя в руки и абсолютно спокойным голосом комментировал, где была допущена ошибка. «Не жалею ни оппонента, ни себя», - Нуарэ не произносил этого вслух, но на нем это было буквально написано. Зато при особо удачном приеме он просто сиял. Звездный час Рафаэля настал, когда Гордон, вспомнив поединки со Снайпером, предложил продолжить при выключенном свете. В темноте сомбриец ориентировался не сильно хуже того самого Снайпера. Когда Гордон сказал ему об этом, он лишь пожал плечами:
- На Сомбре специфический климат и сильная облачность. Иногда небо заволакивает свинцовыми тучами на несколько дней, и у нас сплошной вечер. Собственно, из-за этой темноты мы стали учиться к ней адаптироваться.
- Дело полезное. Нечасто встречаю новых достойных оппонентов.
- Благодарю. От вас это лестно слышать. С такими, как вы, лучше быть на одной стороне.
- Солидарен. Продолжим?
Tags: Сфера, мои рассказы
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments