?

Log in

No account? Create an account
Ранее в нашей галактике

45.
15 июля 3049 года
Иногда Фернандо хотелось ущипнуть себя и убедиться, что это все не сон. С того момента, как Асахиро подтолкнул его на трап сомбрийского шаттла, их словно аккуратно передавали из рук в руки и несли. Сначала доктор Картье и доктор Аллен, потом этот бугай Каррера, который нянчился с девчонками, как со своими, и Дарти, при всей своей бандитской физиономии оказавшийся очень добрым малым. На Сомбре чудеса продолжились – капитан чуть ли не от трапа кому-то позвонил, и к ним подошел моложавый красавец в такой же униформе. Представился капитаном Дэвидом Элдриджем. Read more...Collapse )

На этом здоровенная шестая глава заканчивается. Целиком ее можно прочесть:
На Прозе.Ру - http://www.proza.ru/2017/11/14/139
На Самиздате - http://samlib.ru/editors/p/poljakowa_e_l/06_help.shtml
Также напоминаю, что СОВСЕМ все одним куском можно обнаружить здесь: https://archiveofourown.org/works/7356328
Ранее в нашей галактике

44.
7 июня 3049 года
- Привет.
- Селина? – несмотря на поганое настроение последних дней, Враноффски улыбнулся. – Тебя уже выписали?
- Да меня и не вписывали. Перед прилетом Габриэль осмотрела, сказала, что могу ехать домой, но за попытки рукопашки она мне лично открутит голову. Я даже в кои веки настроена послушаться. Еще пару раз надо будет показаться, а так порядок. Я, собственно, к чему – как ты смотришь на то, чтобы пойти потанцевать? Как ты ведешь – мне руки почти не понадобятся.
- Знаешь, если честно, совершенно нет настроения, – Враноффски спохватился, что это могло прозвучать совсем невежливо, и поправился: – То есть в прошлый раз все было очень здорово, я не прочь повторить, но… не сейчас.
Он уже готовился к тому, что Селина опять помянет «приказ старшего по званию», но она неожиданно сказала:
- А тогда просто приезжай ко мне. Я хочу тебя видеть.
Прежде чем Ари нашелся с ответом, Селина прислала текстовым сообщением адрес и отключилась. Он почесал в затылке и пошел собираться.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

42.
3 июня 3049 года
Пять дней назад, едва «Сирокко» успел приземлиться в космопорту, у трапа материализовался полковник Альенде. Как всегда, в штатском, как всегда, безукоризненно элегантен, но сквозь эту элегантность так и проступала надпись «Очень опасен». Он прямым ходом направился к Враноффски, едва успевшему шагнуть на бетон, и без лишних предисловий произнес: «Юноша, мне нужен комм». На лице связиста лишь на долю секунды мелькнула тень удивления, потом он узнал Альенде и ответил даже без обычного ерничания:
- Я отдал его коммандеру Нуарэ, полковник. Так что вам лучше спросить моих командиров. Но заберите его, пожалуйста. Нас от него уже тошнит
- Мы ведь не встречались раньше, - Альенде чуть приподнял бровь.
- Так точно, - жизнерадостно ответил Враноффски. – Вас лично я действительно вижу впервые. А вот лейтенанта Альенде видел достаточно часто, чтобы опознать семейное сходство. Да, я частично расшифровал файлы с этого комма, но там в такую лапшу порезано... Теперь на вашу команду вся надежда.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

41.
28 мая 3049 года
Первое, что увидел Деверо, придя домой – Эжени, крепко спящая на своем матрасе. А точнее, упавшая на него ничком прямо посреди подготовки к экзаменам. Рядом валялись всевозможные бумажки, исчерканные во всех направлениях, там же планшет и световое перо. Электроника электроникой, а в учебном процессе без гор бумаги никуда – только так можно эффективно работать сразу со многими источниками. Головой Эжени лежала на толстенном учебнике по математике, с другой стороны громоздился ворох звездных карт с ее пометками. «Обучение методом диффузии», - фыркнул про себя Деверо, вспоминая собственную учебу в Академии. Сам он вкалывал как проклятый – и не только потому, что всегда был старательным учеником. Это была единственная отдушина, чтобы не думать об аварии родительского флаера. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

40.
25 мая 3049 года
В чем-то Враноффски был даже благодарен Нуарэ за выданный на растерзание селереновский комм. Потому что иначе занять мозги было бы совсем нечем – не считать же серьезной нагрузкой регулярные сеансы связи с Сомброй? А без нагрузки эти самые мозги начинали закипать, и в них по кругу вертелись эти треклятые леханские коды, генераторы помех и все прочие танцы по клавиатуре. Вместе с вопросом, когда же Селерен все-таки сумел пролезть и опознать шаттл. С другой стороны, он был из лучших. С третьей, от мысли о том, что этот «лучший» пошел служить Лехане, хотелось материться. А с того, что сам Враноффски, который поступил в Академию, как раз когда Селерен оттуда выпустился, одно время хотел на него равняться – пойти и вымыть руки. А желательно и мозг тоже. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

37.
16 мая 3049 года
Первые сутки после возвращения на корабль Нуарэ просто отдыхал. В своем понимании: набросал рапорт на Сомбру и представление Враноффски к повышению, ибо связистская дуэль определенно того стоила, поименно записал, чьи жетоны и личные передатчики удалось найти, и отдал передатчик с шаттла «Аргеста» Враноффски на расшифровку. Там должны быть записи об аварии. Вспомнил про комм Селерена, обругал себя, что не взял его сам, но быстро успокоился. В конце концов, Вонг – его подчиненный, они действовали вместе. Не соревноваться же, кто первым ценную железку увидел. Он этот комм взял – и прекрасно. И отдельное спасибо Вонгу, что оставил Селерена ему. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

36.
Когда Джон окликнул Снайпера, Габриэль внутренне напряглась и обругала себя дурой. Видела же, что у них с Асахиро одежда в крови. Понятно, драка – дело такое, но все может быть, тем более с этими двумя. Но Асахиро в медотсеке вообще не показался, значит, с ним почти наверняка все в порядке – он все-таки нормальный человек и до такой степени игнорировать ранения не умеет. А вот Снайпер – еще как. И ей бы сразу его задержать. Но Габриэль отвлеклась на Росса, который был готов кинуться сомбрийцам на шею – да и она ответила бы тем же, держись он на ногах чуть получше. В общем, молодец Джон, вмешался. Осматривая Росса, Габи в то же время прислушивалась, что там происходит. И когда Джон сказал «ничего серьезного», выдохнула вместе с ним. Хороший у нее напарник. Все-таки скорее она думала о нем как о напарнике, а не как об ассистенте. И реакция у него хорошая. А аккуратности еще научится. Ее-то учил Леблан. Мягко и ненавязчиво объяснял, что и как лучше делать. Она запоминала. И теперь всегда будет делать так, как он говорил. «Они живы, пока я живу и помню», – подумала Габриэль.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

34.
Габриэль чувствовала себя неспокойно с самого начала боевой операции. Конечно, она большая девочка и умеет держать себя в руках, но тревога за своих грызла ее изнутри. Это Лехана, планета, на которой нет никаких законов, кроме одного: у кого больше денег и сильнее частная армия, тот и прав. Воевать с леханскими донами в их естественной среде – все равно что в одиночку на терранский флот выйти. Это в чужом пространстве они трусливы и могут даже прибегнуть к попытке дипломатии, а в своей стихии им палец в рот не клади, сожрут с сапогами. Хоть бы коммандеру и всем остальным удалось вернуться живыми. Надежды на то, что удастся найти кого-то с «Аргеста» или «Пассата», не было. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

33.
14 мая 3049 года
- Коммандер, это кто?
Только сейчас Фернандо осознал, что раненый защитник шаттла – девушка. Ничего себе! Он, конечно, знал, что на Сомбре женщины тоже служат в космофлоте, но служить-то можно много кем. У донов вон, говорят, тоже в частных армиях женщины есть, да только основная служба там – хозяину разрядку обеспечивать. Ну или шпионить, шантажировать, в общем, боевиками женщины не были никогда. И потом, одно дело – знать, что где-то там в космофлоте бывают девушки, другое – лично видеть в бою. Фернандо вот увидел и был впечатлен.
- Беженцы, – коротко ответил Нуарэ. – Это они спасли Росса.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

32.
Отлично. Гражданских и Росса есть кому прикрыть, значит, их можно не учитывать. Снайпер оглянулся на Асахиро – тот кивнул «я здесь, я контролирую ситуацию». Тело полностью адаптировалось к жаркому воздуху, двигаться и дышать было легко. Да и солнце уже село, значит, скоро станет прохладнее. А впрочем, неважно. Снайпер убрал со лба прядь волос. Кепи он, кажется, потерял в схватке у дома, но солнца все равно нет, а завтра их здесь уже не будет. Визор держался как влитой. Прекрасно.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

31.
Сейчас или никогда. Вот тот момент, ради которого Фернандо и подобрал Росса.
- Могу я вас в ответ кое о чем попросить? – «самый главный» (в мыслях Фернандо продолжал называть его так) нахмурился, и Фернандо поспешил добавить: - Я не о деньгах. Я слышал, что сомбрийцы иногда подбирают беженцев... заберите отсюда моих девчонок, а? Мне после этой истории один хрен не жить, у донов на меня давно зуб, но одному хоть помирать не обидно. А их точно в бордель загребут.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

30.
Когда Враноффски говорил, что продержит защиту, пока у него мозг не взорвется, он, конечно, преувеличивал, но не сильно. А последние полчаса ему казалось, что не преувеличивал вообще. Потому что такой проверки навыков ему не устраивали с выпускных экзаменов. Хорошо еще, сейчас не нужно было вылавливать сигналы передатчиков сквозь им же самим наведенные помехи, хоть уши отдохнули. В наушниках раздавались только редкие переговоры разведгруппы да иногда проявлялся Деверо, узнать, все ли в порядке. Зато на клавиатуре царило безумие.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

29.
- Дядя Ники, хочешь варенья? Азурианское. И не смотри, что остатки, папа как раз пошел еще купить, пока магазин открыт.
Эстелла уже почти не запиналась, обращаясь к Россу на «ты». А он смеялся, что еще немного – и сам вспомнит, как играл с ней и Кармен, когда те были маленькими. В этом доме было спокойно. Насколько может быть спокойно на Лехане. Фернандо держал наготове дробовик и ворчал, что из-за всяких недобитых их точно однажды грохнут. Но пока все было тихо. Раны зажили, Росс уже мог передвигаться по дому и даже выходить во двор, хотя предпочитал этого не делать – и небезопасно, и все-таки быстро уставал. Да и похож он был невесть на что – на высоком и худом (и еще похудевшем за время болезни) Россе одежда Фернандо болталась, как на вешалке. Так что большую часть дня он валялся в постели и читал с планшета Кармен приключенческие романы. Не ахти какая литература, но надо же чем-то себя занять и отвлечься от размышлений, найдут ли его и насколько он застрянет в госпитале после возвращения. А в том, что застрянет, не было ни малейшего сомнения. Росс сильно хромал, левая рука слушалась очень плохо – скорее всего, переломы все-таки срослись некорректно. А значит, если он хочет продолжать службу, все это придется заново пересобирать. Кости начинали ныть от одной мысли, а Фернандо успокаивал: «Да ладно, там врачи уж точно не чета мне с моими корявыми лапами – сам не заметишь, как в порядке будешь!». Хотелось бы в это верить. Главное, в то, что встреча с теми врачами вообще состоится.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

27.
Снайпер в очередной раз должен был признать, что Габриэль была права. До сих пор самой жаркой климатической зоной, куда доводилось попадать, был энимский Радужный архипелаг. Но там океан заметно смягчал жару, а здесь… Хорошо еще, что они сели уже под вечер, что здесь творится в разгар дня – лучше не представлять. Нет, адаптироваться он бы сумел, но с большими затратами. Асахиро явно сложнее, впрочем, держится нормально. Нуарэ, как всегда, выглядит как с плаката. Но он как раз уже мог встречаться с таким климатом. Интересно, на что похож этот их Энкиду, который так часто поминает Каррера…Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

26.
- Есть сигнал! – заорал Враноффски. Дарти круто направил шаттл вниз. – Эй, полегче, не в открытом космосе! Тебе говорили не только про «быстро сесть», но и про «не грохнуть шаттл»!
- Спокойно, не грохну, – за время, что они кружили над Леханой, Дарти уже окончательно освоился и теперь чувствовал себя так, как будто всю жизнь управлял этим шаттлом. Тем более что от «Мистраля» он и правда отличался разве что габаритами. – Так, кажется, вижу я источник твоего сигнала. Точнее, то, что от него осталось. Хорошую площадку выбрали… только, кажется, это им не помогло.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

24.
13 мая 3049 года
- Это как это я остаюсь?! – от возмущения из Карреры вылетела вся субординация. – Коммандер, я не понял!
- Хорошо, я повторю, - убийственно вежливо произнес Нуарэ. – Нам уже известно, чем кончилась попытка посадить корабль на Лехану. Поэтому мы высаживаемся минимальной десантной группой, которой легче обеспечить прикрытие.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

23.
10 мая 3049 года
Весь перелет коммандер Нуарэ существовал в трех состояниях: дежурил на мостике, тренировался в спортзале или спал. В общем-то, это было его обычное расписание, и Габриэль мало-помалу стала успокаиваться. Она и так не была склонна подолгу злиться, а каждая случайная встреча в коридоре убеждала ее, что перед ней снова нормальный коммандер Нуарэ, а не тот влюбленный псих, который выскочил из кустов на Эниме. Да, он совершил поступок просто космического идиотизма, но сейчас был похож на человека, а не на сексуально озабоченного придурка. Значит, все необходимые выводы сделаны, живем и работаем дальше.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

21.
Когда поступил вызов от капитана, Нуарэ почувствовал даже что-то похожее на облегчение. Сейчас все прояснится раз и навсегда. Он не сомневался, что капитан вызывает его именно по этому поводу – «Сирокко» только что взлетел, ничего требующего его участия просто не успело бы случиться. Да и чересчур спокойный голос Да Силвы означал, что капитан вне себя. Ну что ж, Нуарэ не будет ничего отрицать. Он попросит только одного: пусть ему позволят завершить это дело. Может статься, все решится само собой, в ближайшем столкновении с леханцами. Если нет… разжалование, трибунал, да что угодно, но после возвращения на Сомбру. Так он и скажет.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

19.
Капитан Да Силва привычно обходил корабль перед вылетом и чувствовал, как буквально с каждым шагом настроение улучшается. Нет, отпуск прошел отлично – еще бы всякие адмиралы Андраде не выдергивали в три часа ночи из-за приключений всяких сержантов Фудзисита. Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

18.
В целом, конечно, Габриэль была рада снова оказаться на корабле. Все-таки ее место здесь. Дома есть работа над статьями, есть чаепития у Жана с Леоном, есть Флёр… но ее настоящим домом был «Сирокко». Даже несмотря на то, что некоторые сегодня как сговорились портить ей настроение.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

17.
30 апреля 3049 года
Первое, что бросилось в глаза Селине на борту «Сирокко» - вылизанный до сияния медблок. Нет, она уже знала, что Габриэль аккуратистка, каких мало, но только сейчас поняла, насколько. В медблоке возился интеллигентнейшего вида темно-русый юноша с энсинскими «рамочками». Высокий, худой, добрейшие серые глаза, длинные тонкие пальцы – про таких обычно говорят «мечта женщин». Увидев Селину, он чуть нахмурился:
- Э… я, видимо, не в курсе?Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

16.
27 апреля 3049 года
- Капитан О'Рэйли, а что, если я немного нарушу субординацию и предложу вам выпить?
- Я пошлю ее к черту и скажу: знаешь, Селина, с огромным удовольствием.
Они направились в «Белый карлик». Алкоголь хороший и там, и в «Спиральке», и в чисто офицерской «Сверхновой», но видеть похоронные рожи командования не было уже никаких сил. Рядовой состав, понятно, тоже ходил ушибленный, но хоть не весь и не настолько. А самые младшие так и вполне искренне отмечали повышение Дельгадо и Суон и собственные новые перспективы.
- Ты, кстати, тоже готовься к повышению, – сказала О'Рэйли с улыбкой, но голос ее был безрадостным. – Давно ходят разговоры.
- Главное, чтоб не как остальных, – хмыкнула Селина. Одиночки продвигались по службе медленнее, и в лейтенантах Селина явно засиделась, но в парке памяти под деревом она видала такие расклады. – Ну и чтоб не на два звания сразу.
На два звания в сомбрийском космофлоте повышали посмертно тех, кто погиб на задании.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

14.
Нуарэ встретился глазами с Каррерой и предпочел сделать вид, что ему понадобилось что-то смахнуть с рукава. Хотя идеально вычищенный и выглаженный мундир коммандера даже пылинки, казалось, облетали стороной. На мгновение ему показалось, что Каррера знает… Во всяком случае, чувствует, что со старпомом что-то не так. С него станется. Сержант Каррера, матерый космический волк, был не так прост, как мог показаться. Ему много раз предлагали получить, наконец, образование и открыть себе дорогу в высшие чины, но Каррера наотрез отказался: «Это что, мои парни без меня драться будут? Нет уж, пускай адмирал Андраде думает, он умный, а мне покажите, кому голову оторвать, и хватит с меня!». Да, Каррера был прямолинеен до грубости, любил вкусно поесть и хорошо выпить (в пределах разумного, конечно), но за излюбленным образом простоватого солдафона скрывался умный и проницательный командир. И под взглядом его темно-карих глаз старпому стало неуютно.
Нет, разумеется, исключено. Если Нуарэ все еще на службе – значит, пока никто ничего не знает. Более того – на недавнем совете, когда зашла речь о том, кто придет на смену двум погибшим капитанам, очень много взглядов обратилось на Нуарэ. В другое время он, разумеется, не сказал бы ни слова – во-первых, приказ есть приказ, во-вторых, он не сомневался, что справится. Но не сейчас. Сейчас ему нельзя брать такую ответственность. Он поспешно высказался в пользу Артуро Дельгадо, старшего помощника Арлетты Ридо. И, по счастью, капитан поддержал его, сказав, что «Сирокко» - первый кандидат на разбирательство с Леханой, и не дело что-то менять в слетанном экипаже. Что ж… Если информация все же всплывет, Нуарэ не станет хитрить и увиливать, но пусть лучше она всплывет после этого вылета. У коммандера были личные счеты к леханцам за оба экипажа.Read more...Collapse )

Ой, чего я нашлаааа!

Вконтактом принесло старый сайт фан-клуба Катаров. И там ФОТКИ. 2003 года. Прописью - ДВЕ ТЫСЯЧИ ТРЕТЬЕГО. Мне оставался год до первого рок-концерта в моей жизни (посещенного во вменяемом состоянии) и три года - до знакомства с собственно Catharsis.
А Жиляков тогда был вот таким:

(невнятный фанатский писк)
Еще фоток тут: http://our-catharsis.narod.ru/fotos.htm
Ранее в нашей галактике

13.
26 апреля 3049 года
Теневая флотилия давно подозревала, что сержант Каррера умеет предвидеть будущее. Во всяком случае, его вскользь брошенные предположения сбывались с пугающей частотой. «Увязнет там полфлотилии», - ворчал он, узнав о затее капитана Кларка. И сейчас, слушая капитана и Нуарэ, экипаж «Сирокко» понимал, что сержант снова оказался прав.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

12.
25 апреля 3049 года
Вообще, конечно, по объектам космофлота, даже если это не космодром, а учебные аудитории или попросту столовая, посторонним ходить нечего. Но так уж сложилось, что для курсантов и абитуриентов Академии обычно делали исключение. Во-первых, многие из них приходились кому-нибудь братьями, сестрами или детьми. А иногда даже и супругами. Во-вторых, пусть уж знакомятся с будущим местом службы и командованием. В-третьих, они же все равно пролезут. Так что «мелюзге» установили три правила: четко называть, куда и к кому идешь, ходить только там, где разрешили, и никого гражданского с собой не водить. Нарушитель лишался права посещения до выпуска.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

11.
- Я вообще мало чего боюсь, - говорил Фернандо. В своих рассказах он давно сбился с пиджина на испанский, но Нил явно вполне неплохо его понимал. Оно и к лучшему. – Что мне самому доны сделают? Максимум – убьют. Обидно, конечно, но я на этом свете уже какое-то время пожил, и пожил неплохо. А вот за девчонок мне страшно. У них, кроме меня, никого. Да и это-то еще полбеды – ты вон сам видишь, они взрослые совсем, проживут. А вот если к ним эти уроды свои грязные лапы потянут…Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

10.
20 апреля 3049 года
Росс выкарабкивался медленно, но крепкий организм и огромные запасы медикаментов, которые сделали бы честь иному госпиталю, постепенно делали свое дело. Хотя поначалу Фернандо то и дело разражался проклятиями: «Вот дьявол, похоже, время все-таки прохлопали! И что мне с тобой делать? Тут земля окаменела, бульдозером не возьмешь! Вот на кой ты на меня свалился?». Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

7.
Фернандо Оливейра возвращался домой в отличном настроении. В кузове мотороллера лежали редкие маринесские специи и пряные травы с Азуры – жаль только, что сушеные, но свежие до Леханы не довезти. Все равно пахли они так, что голова кругом шла. И Фернандо уже прикидывал, каких настоек сможет со всем этим наделать. Прошлая партия разошлась очень хорошо. А главное, никого не интересовало, договорился ли с кем надо приезжий торговец и нужные ли люди охраняют его лавочку.
Нет, уехать из города было правильным решением. На окраине дальнего пригорода, а вообще-то попросту деревеньки жилось куда спокойнее. Ездить, конечно, далеко, но мотороллер пока не подводит, а и подведет – руки у Фернандо всегда росли откуда надо. А главное, в городе слишком многое напоминало о Леоноре. И о той проклятой аварии.Read more...Collapse )


Это Эду Фаласки, и он прекрасен. А я умею тырить на комп фотки из инстаграма :)
Ранее в нашей галактике

6.
5 апреля 3049 года
Первое, что увидел Нил Росс, когда пришел в себя – огромный кактус. По ощущениям – значительно больше человеческого роста. Впрочем, когда валяешься на земле под этим самым кактусом, только чудом не насадившись на колючки, он и в полнеба покажется. Тела Росс почти не чувствовал, но все же попытался отодвинуться. С третьего раза удалось, и это хоть немного, но радовало. А то визор визором, но маячивший перед самыми глазами пучок игл откровенно нервировал. Хотя Росс прекрасно понимал, что этот пучок игл – наименьшая из проблем.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

5.
20 марта 3049 года
Поход в тир прошел отлично. Правда, всю дорогу Селина чувствовала себя на экзамене по управлению флаером – так пристально Снайпер следил за ее действиями. Даже слегка разозлилась – «эй, парень, а это ничего, что у тебя права без году неделя, а я с восемнадцати лет летаю?». Впрочем, Снайпер вскоре пояснил:
- Всегда интересно посмотреть на чужой стиль управления. Бывают полезные вещи. Ты водишь почти как Леон.
- Спасибо за комплимент, - усмехнулась Селина. – Он меня, собственно, и учил. Знаю, что и тебя тоже. И что ты как-то феноменально быстро освоил флаер.
- Управление похоже на наши катера, а на них я больше десяти лет пролетал, - пожал плечами Снайпер. – Хочешь, на обратном пути я поведу.
- А вот хочу! Леон мне тебя расписал как лихого экстремала, надо же посмотреть в деле!Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

4.
15 марта 3049 года
Сержант Каррера сдержал слово и, как и обещал, сразу же после отпуска объявил, что Снайпер будет вести тренировки вместе с ним. Стороннему человеку, возможно, показалось бы забавным, как эти двое смотрятся рядом – коренастый широкоплечий Каррера, с бычьей шеей и рельефными мускулами, и Снайпер, худой как щепка и заметно ниже сержанта ростом. Но отряду Карреры смешно ни капли не было. Они прекрасно помнили бой на пиратском флагмане. А также тренировку, на которой их командир проиграл вот этому самому Снайперу. Весельчак Мигель до сих пор передразнивал негодующие вопли Карреры.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

3.
10 марта 3048 года
С вечеринки в «Спиральной Туманности» Селина, к собственному удивлению, ушла одна. Нет, Враноффски ей определенно понравился, но это было явно не знакомство на один вечер. А значит, стоит присмотреться и пообщаться, прежде чем переходить к делу. Не говоря уже о том, что уходить с понравившимся парнем, когда все мысли заняты другим – откровенное свинство. Впрочем, кодами личных каналов она с Враноффски обменялась. Как и со Снайпером. Враноффски позвонил по какому-то пустяковому вопросу уже через день, Снайпер никак не проявлялся. А потом саму Селину завалили служебные дела, так что прошла почти неделя, прежде чем она собралась позвонить.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

Глава 6. Помощь идет

1.
3 марта 3049 года
Селина Хендрикс знала три способа расслабиться. От души пострелять в тире, от души заняться любовью или от души потанцевать. Но в тире она и так дневала и ночевала последнюю неделю, партнера у нее на данный момент не было, так что оставался только третий вариант. Впрочем, после вечера в клубе она крайне редко уходила одна. И, кстати, давно она не заглядывала в «Спиральную Туманность», она же попросту «спиралька», традиционное место посиделок Теневой Флотилии.
Вечер был свободным, и Селина без лишних раздумий начала собираться. Яркая свободная туника, удобные лосины, не стесняющие движений и подчеркивающие стройные ноги, туфли на небольшом каблуке. Короткие волосы не требовали укладки, а макияж Селина не признавала. Флаер пусть остается на стоянке - Селина намеревалась пропустить пару коктейлей, а может, и не пару, как пойдет. Конечно, напиваться в хлам недостойно сомбрийца и тем более офицера, но Селина знала свою норму и хотела расслабиться.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

Сейчас
- На самом деле, я первые дни очень плохо помню. Как в тумане была. Та рыжая – черт, так стыдно, что я не запомнила ее имени! – меня натурально за ручку водила. А что делать, я только что на стены не натыкалась. Куда ведут, туда иду, никуда не ведут – сижу и плачу. Как прорвало тогда у полковника Альенде – и все, я рыдала целыми днями, за все время, что просто молча в потолок смотрела. И ведь знаешь, о чем я больше всего плакала? Сейчас даже немного смешно об этом вспоминать, но меня просто убивало, что здесь все по-другому. Вот, казалось бы, у меня куда страшнее события произошли, а мне не хватало солнца и запахов. Знаешь, я вообще не транжира, но на освещение и на ароматы я спускаю бешеные деньги. Иначе не могу.Read more...Collapse )
Ранее в нашей галактике

Давно
Томохиро Макэда часто повторял, что если у судьбы и есть чувство юмора, то этот юмор чернее черного. Когда отец негодовал, как это его, может быть, не всегда законопослушного, но уж точно лояльного Терре гражданина, могли заподозрить в шпионаже в пользу мятежной колонии, Томохиро делал самое непроницаемое выражение лица, на которое только был способен, и почтительно кивал. А внутренне горько усмехался. Для отца он всегда был не менее лояльным гражданином и вообще мирным аналитиком, для знакомых – просто богатым бездельником. Так полагали и спецслужбы, бросавшиеся обвинениями в шпионаже направо и налево, но не заметившие свою истинную цель. Потому что именно Томохиро не раз и не два сливал Сомбре ценную информацию. Конечно, не бесплатно, но, что уж тут скрывать, он симпатизировал колонии, которая сумела сказать Терре твердое «нет». Точнее, бывшей колонии - что бы там ни вещали государственные ресурсы, последнему терранскому ежу было понятно, что подчинить Сомбру можно, разве что заново ее завоевав. А этому мешал в том числе и Томохиро.Read more...Collapse )

Megadeth

Буду краток (с): АААА УУУУ ЫЫЫЫ!!!!!
Не, реально. Отчета тут не будет, тут будут бессвязные вопли. Потому что да - таких монстров надо хоть раз увидеть вживую.
Я же, в общем-то, не трэшер. Но тут меня взяло, захватило и унесло. Мощно, зло и парадоксальным образом мелодично. Отдельное спасибо за звук - когда в этом реве идеально слышен каждый инструмент и оба бэк-вокала, уж на что у Мастейна луженая глотка - это дорогого стоит.
Видеоряд - это тоже охренеть что такое. Под большую часть песен даже не клип, а мини-фильм. С киборгами, апокалипсисом и кровищей, все как мы любим, хех. Мне понравилось, как там под Dystopia на аццкого киборга выходит такой реднек в рубашке и с бородой, решительно закатывает рукава и идет ему бить морду :) Правда, кончилось все все равно плохо, потому что это Мегадет.
Причем черты лица персонажей временами сильно напоминают самих мегадетовцев :)
Мастейн вживую такой милый :) Эта рыжая грива и такая провинциальная курносая физиономия :)
Но прямо скажем, мы с Эриком шли ради второго гитариста. ЛОУРЕЙРО!!! (здесь был нечленораздельный фанатский писк) Он прекрасен. Он абсолютно прекрасен. Вот уж на что отсмотрела килотонны фотографий и видео - но вживую, даже с изрядного расстояния (перед нашим партером еще была фан-зона), это просто навылет и в лепешку. Кто бы мне сказал, что у меня могут наворачиваться слезы от трэшового гитарного соло. Но да - когда гитара в руках этой темноволосой бразильской заразы.
И да - я в полной мере поняла восторженные вопли Мастейна по поводу Лоурейро. Эти двое действительно потрясающе дополняют друг друга. Соло Мастейна - жесткие и прямолинейные, соло Лоурейро... процитирую Эрика: "Кико, что за камасутру ты творишь с гитарой?! Но продолжай...". Тааакие соляки, тааааакая акустика, тааакой бэк-вокал!
После концерта к нам прибило какого-то в дупель пьяного субъекта, который сказал, что потерялся, и попытался развязать холивар о жанрах металла. Холивара не вышло, субъект жалобно спросил, что ему делать, я включила сержанта и рявкнула "на выход!". Он покладисто пошел куда послали. Люблю нашу металлистскую братию :)
А впрочем, хрен с ними со всеми субъектами. Это было охренительно. А еще у меня есть крутая футболка, вот :)
Ранее в нашей галактике

Сейчас/Совсем давно
- Знаешь, - задумчиво произнесла Флёр, - тебе в чем-то повезло. Твое семейство, конечно, ужас тот еще, но ты, по крайней мере, всегда знала, кто есть кто.
Габриэль недоуменно подняла бровь. Флёр помолчала, набираясь решимости – так было каждый раз, когда она собиралась что-то рассказать о своем прошлом. В такие моменты Габриэль все сильнее хотелось сказать: «Да чего ж ты каждый раз боишься, ведь я точно не обижу!». Но она только подалась навстречу, показывая, что готова слушать. Наконец Флёр заговорила:
- На самом деле меня зовут не так. Хотя как сказать… тут уже не разобрать, что такое «на самом деле». Андриотти – моя настоящая фамилия, но я начала ей пользоваться только на Сомбре. Точнее, так – это фамилия моего настоящего отца.
- Брррр! – Габриэль замотала головой. – Теперь еще раз и медленно. А то до тупого солдафона плохо доходит.
***Read more...Collapse )
Еще действующим пилотом гражданской авиации он написал вот такие слова:

Небо родное… На юге оно вроде как выгоревшее; на севере цвет его интенсивный, ясный; на высоте – темно-синий; ночью фиолетово-черный, но с обязательным просветлением на северо-западе. И множество оттенков ближе к горизонту.
Попробуйте к вечеру, после заката, лечь на спину, закиньте голову и посмотрите на горизонт. Вы поразитесь богатству красок. И на глубоком вираже, когда горизонт становится почти поперек, цвет и оттенки особенно бросаются в глаза.
При полете вечером на восток, как только зайдет за спиной солнце, над горизонтом начинает набухать и темнеть фиолетовая линза ночи. На ней неестественным, белым светом горит алюминиевая плоская луна. Оглянешься назад – на горизонте кроваво-красными полосками наклеены подсвеченные ушедшим солнцем слоистые облака.
Утром на востоке меркнут звезды, небо зеленеет, розовеет, становится оранжевым – и вот сквозь приземную дымку начинает просвечивать вишнево-красная коврига солнца, сплюснутая рефракцией. Солнце поднимается на глазах, верхний край его раскаляется и превращается в ослепительную точку, внезапно бьющую в глаза первым лучом родившегося дня.
А внизу, в сумерках уходящей ночи еще сладко спит земля. И снизу мой лайнер выглядит яркой сверкающей точкой, звездой, тянущей за собою розовый, геометрически прямой туманный хвост, расходящийся в широкие ленты перистой облачности.
Вспахана еще одна борозда в небе.
Небо – мое рабочее место, мой цех, мое поле, мой забой, мой океан. Но и океан ограничен берегами; небо безбрежно.
У неба есть дно. В ясный солнечный день, вися над тонким слоем плавающих где-то внизу облаков, в разрывах, на немыслимой глубине замечаешь подсвеченные солнцем города. Там идет какая-то невидимая отсюда жизнь. Изредка я ныряю туда, в глубину, достигаю дна, цепляюсь за привычные с детства вещи, держусь за руки близких людей, делаю земные дела… но все это как на одном задержанном дыхании. Глубина властно выталкивает меня наверх, в надоблачный, ясный, сияющий мир. Из человека-амфибии я к старости делаюсь человеком-птицей. Лишь в небесной толще я обретаю спокойствие и уверенность в себе: здесь я на своем месте… а земля, с ее донными проблемами и заботами, с суетой, многолюдьем, с эфемерными соблазнами и радостями жизни, земля, вскормившая и воспитавшая меня, земля, толкнувшая меня в небо, – она теперь меня тяготит. И это – неизбежная жертва. Но придет время – и мои изработавшиеся летные останки однажды опустятся на дно навсегда.
Я воспринимаю это спокойно. Я познал небо; жизнь моя прожита, и любой конец я приму достойно. Единственно, заканчивая свой летный век, я тороплюсь передать опыт смене. Пока есть работа в небе, нельзя прерывать связующую нить летного профессионализма.


Так оно и получилось. А я, пассажир, раз за разом перечитываю книги. Спасибо Вам, Василий Васильевич.

...

Оригинал взят у aviator_ru в Вечного неба!
Умер Василий Васильевич Ершов.



Фото взято у Ролана Раевского

А это я :)
IMG_20170430_191554.jpg

И сегодня мне 36 лет. И я себе нравлюсь :)

Вообще, как-то я чувствую, что вот оно все сбалансировалось. Семья, работа, друзья, музыка, тексты - ну да, не все и не всегда умещается в 24 часа в сутках, как хотелось бы, но умещается же! Олька в четыре года ростом с семилетнюю, район стал по-настоящему родным, на работе все круто, я планирую отпуск и встречи с друзьями... Одним словом - я МОГУ. И это чертовски ценно, потому что я не успела еще забыть время, когда выход на улицу считался за подвиг. Я - могу. И это круто.
И роман перевалил за экватор. И это тоже круто.

Короче, с днем рождения меня :)

Tags:

Ранее в нашей галактике

Сейчас
- Тебя действительно совсем не смущает, что я терранка? – спросила Флёр, когда они с Габриэль пили травяной чай после очередного сражения в го.
- Ни капли. Я же говорила – мне без разницы, где человек родился, хоть на Энкиду змеюками воспитан.
- Помню. Но ты же сама понимаешь – когда у твоей родной, так сказать, планеты репутация, как у Терры здесь, уже сразу готовишься объяснять, что ты не такая и вообще… - Флёр помолчала и продолжила уже другим тоном: - А что, на Энкиду такие особенные змеюки?
- А ты не знаешь? Ах да, я все время забываю, что не все в курсе наших космофлотских дел. К вопросу о том, смущает ли меня твое происхождение, - Габриэль подмигнула. – Так вот, Энкиду – это такая планета, куда наших новобранцев отправляют тренироваться. Не всех, конечно, я там не была. В основном ударные группы и тому подобное. Потому что после климата Энкиду уже ничем не напугаешь. Жара, болота и змеи. Их там жуткое количество. Большинство, понятное дело, ядовитые. Хотя вот на одной базе, говорят, старший медик прикормила здоровенную кобру, звала ее Мистер Злюка. От осмотров, сама понимаешь, контингент там бегал как от огня.
Флёр рассмеялась. Габриэль рассказала еще пару несекретных космофлотских баек – она встретила их таким же заливистым смехом. Непривычно было видеть человека, которому все это искренне внове… Габи задумалась – а давно ли она последний раз вообще общалась с гражданскими, не считая отца и семьи Ари? Ну, еще Жан. И это, пожалуй, все. А Флёр была просто-таки воплощением гражданского человека. И с ней было спокойно и уютно. Пожалуй, за этим Габи и приходила сюда.
Отсмеявшись, Флёр налила травяного чая. Ее лицо вновь стало задумчивым.
- Знаешь… я тебе хочу показать одну вещь. Я еще не доставала ее… с самого прилета. Здесь почти никто про эту игру не знает, да и… я не хочу играть со случайным человеком. Точно не на этой доске. Ты – другое дело.
Габриэль зачарованно смотрела, как откуда-то из дальнего угла – где только поместилась, у Флёр не так много мебели! – появилась старинная прямоугольная доска, немного похожая на шахматную, но клетки не различались по цвету и не были никак отмечены. Фигурами служили пятиугольные фишки с иероглифами.
- Это сёги, - сказала Флёр. – Знаешь такую игру?
- Сейчас я окончательно почувствую себя бревном, но нет.
- Это ничего, я тебя научу. В принципе, это вроде шахмат. Но сначала дай мне конфету.
Флёр объясняла правила, но Габи слушала рассеянно – ее вниманием завладела доска. Габи ничего не понимала в антиквариате, тем более терранском, но эта доска, похоже, была чуть ли не старше колонизации Сомбры. Это было видно по потемневшему от времени дереву и по слою пластификатора, которым была покрыта и сама доска, и фишки – без него они рассыпались бы от прикосновения.
- Слушай… это же очень старинная вещь?
- Докосмическая, - коротко ответила Флёр. Габи присвистнула.
- Конец девятнадцатого века, - пояснила Флёр. – Принадлежало императору… позор мне, уже не помню, какому. Ракуэнцы предлагали такие деньги, что я, наверное, могла бы жить во дворце до конца дней.
- Еще бы! Она же пол-Штормграда, наверное, стоит.
- Наверное, - вздохнула Флёр. – Никогда не интересовалась. Хотя выкрасть у меня ее пытались еще в космопорту. Напали, выхватили… - ее передернуло. – Те, кто… меня сопровождал, успели вмешаться. Так что я сразу же познакомилась с сомбрийской национальной гвардией. Боялась страшно.
Габи хотела было спросить, почему, но увидела глаза Флёр и не стала. Захочет – сама скажет.
- Но в результате они же меня и успокоили. Как раз тот человек, что меня допрашивал по этому делу. Я уже плохо помню… немолодой, но очень красивый. И еще помню, его фамилия была Альенде. Да, Эрик Альенде... Габи, почему у тебя такие глаза? Мы... правда довольно хорошо поговорили.
- Сомбра имеет форму чемодана, - фыркнула Габриэль. – А в нем сидит десяток мышей и делает вид, что их в разы больше. Я знаю его сына. А сам полковник Альенде славится как один из самых страшных людей на Сомбре. Вместе с адмиралом Андраде и Жоффреем Нуарэ.
- Ну не знаю, - рассмеялась в ответ Флёр. – Мне так не показалось, хотя я правда боялась до полусмерти. Потом уже ко мне домой воры пытались влезть, но там уже охранная сигнализация сработала. Капитан нацгвардов, усатый такой, говорил: «Девочка, да загони ты ее! Пришибут же ни за что!». Но я с ней никогда не расстанусь. Это единственное, что у меня осталось в память о родителях.
Как-то я так и не сподобилась положить сюда этот текст. Вообще стихи писать я почти перестала - ну не случается того, что хотело бы принять именно стихотворную форму. Но на почве двух просмотров "Легенды о героях Галактики" написалось вот такое. В дайри оно уже давно есть, пусть и тут будет.

Космос разбит на осколки
Лазерными лучами.
Завтра будет спокойней,
Только уже не с нами.
Миг до последнего залпа.
Тост поднимаем выше.
Страшно не тем, кто умер,
Страшно - тому, кто выжил.

В сумраке коридора
Алая кровь на белом.
Больше не двинуться с места.
Как тяжелеет тело...
Звуки становятся дальше,
Сердце бьется все тише...
Больно не тем, кто умер,
Больно - тому, кто выжил.

Другу идти на друга?
Или верней - на брата?
Чья это злая шутка?
Пройден момент невозврата.
Гордость уснет спокойно,
Небо рассветное ближе...
Горько не тем, кто умер,
Горько - тому, кто выжил.

Прежней эпохи знамя
Выцвело и померкло.
Прошлое залито кровью
Или засыпано пеплом.
Нам повезло - мы живы.
Только вот если б... могли же...
Жалко не тех, кто умер,
Жалко - того, кто выжил.

Profile

чб
isgerdr
Исгерд

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow